b_150_100_16777215_00_images_12312312.jpg

В 2020 году исполнилось 115 лет Шульгиной Ирине Алексеевне ведущей актрисе Ойротского национального драматического колхозно-совхозного театра, первой алтайской певице (сопрано).

Она родилась пятого мая 1905 года в селе Мыюта Мыютинской волости Бийского уезда, ныне Шебалинского района, в семье крестьянина - бедняка А.Чевалкова. С детства она любила петь и везде звучал ее звонкий голосок. После смерти отца в 1922 г., юную Ирину выдают замуж за Шульгина М.В. Семья живет в Казахстане, в браке рождаются двое сыновей Борис и Володя. Семейная жизнь не задается и она с младшим сыном переезжает и работает телефонисткой, делопроизводителем, чернорабочей в гг. Чите, Улан-Удэ, Коломне, Рубцовске. В 1933 году И.Шульгина вернулась в г. Ойрот-Туру, работает кассиром в гостинице и учится на рабфаке.

В 1936 году объявили набор в национальную студию театра, Ирина Алексеевна, не задумываясь идет поступать в артистки, и одной из первых поступила в студию, художественным руководителем которой был И.С. Забродин. Их было 25 девушек и ребят, набранных из всех районов области. Большинство из них не имело представления, что такое театр, но все хотели создать первый алтайский театр. Они учились в студии всему: как ходить, разговаривать на сцене, фехтовать, носить костюм, гримироваться, изучали историю СССР, Конституцию, историю театра, литературу, русский язык.  К январю 1937 года показали свою первую работу перед зрителями. Это были сцены из трагедии А.С. Пушкина «Борис Годунов».

Ирина Алексеевна сыграла тогда свою первую роль – хозяйку корчмы–веселую, разбитную. «Как играла, я не помню сама, – смеялась она, вспоминая свои первые шаги на сцене, – но всем понравилось и мы тогда окрыленные, решили замахнуться на большой спектакль. Долго искали пьесу, потом остановились на постановке «Чапаева» по одноименному роману Д. Фурманова. Этим спектаклем и открылся наш театр». В этом спектакле Ирина Алексеевна сыграла небольшую эпизодическую роль жены Фурманова.

Спектакль «Чапаев» имел большой зрительский успех. После премьеры этого спектакля студия была преобразована в Ойротский национальный колхозно-совхозный театр. Успешной была и вторая большая работа -  роль Настенки Донецковой в спектакле «Поднятая целина» по М.Шолохову.  Но были  и неудачи.  Она была назначена на роль Кабанихи в спектакле «Гроза», но не смогла сыграть эту властную злую героиню. Зато сыграла Катерину в паре с О. Сариной, сыграла интересно, по-своему. Катерина Шульгиной  была более  земная, но не менее трагичная. Формирование личности актрисы происходило постепенно в спектаклях русских и советских драматургов.

От природы Ирина Алексеевна щедро одарена артистическими, музыкальными и пластическими данными. Взыскательное отношение к себе, неудержимое стремление к самоусовершенствованию, редкостное трудолюбие помогали Ирине Алексеевне овладеть основами актерского мастерства и добиваться неизменного успеха. Она всегда играла, отдаваясь своей роли всем сердцем, всей душой, иначе не могла.

Национальный театр ждал своей пьесы и наконец, эта пьеса была написана. Это была пьеса «Чейнеш» Павла Васильевича Кучияка.  «Постановка пьесы, – вспоминает Ирина Алексеевна, – была праздником для всего нашего коллектива». Спектакль родился на едином дыхании, и все нам нравилось в нем: и музыка, и песни, написанные композитором А.М. Ильиным, и декорации, сделанные художником А. Каланаком, и сам спектакль, поставленный на­ставником, учителем Иваном Степановичем Забродиным. В этом спектакле этапном для всего театра, который имел долгую сценическую жизнь, Ирина Алексеевна сыграла три женские роли: главную героиню Чейнеш совместно с О.Сариной, батрачку Ботпой с К.Саруевой, и гордячку первую жену Базым в паре с Е.Уксегешевой, заменяя выбывших актрис. Сыграла запоминающее, интересно. Этот спектакль театра занял первое место на краевом смотре колхозно-совхозных театров и был направлен на Всесоюзный фестиваль колхозно-совхозных театров в г. Москву. Пребывание в Москве было незабываемым. И хотя алтайский театр не смог выступить в столице на фестивале из-за неприбытия декораций, но впечатлений актеры привезли много. Они посетили многие ведущие театральные коллективы, в первую очередь Московский  художественный академический, Малый театры, посмотрели спектакли, увидели  игру замечательных актеров. Затем  прошли гастроли со спектаклем «Чейнеш» и концертной программой по области, по Алтайскому краю, Кемеровской и Новосибирской областям, Казахстану. И везде принимали алтайский театр с большим успехом. Это был взлет театра.

 Кроме работы над спектаклями, творческий коллектив создавал концертные номера и программы, в которых молодые актеры пели, танцевали, разыгрывали небольшие сценки, читали  стихи, играли на национальных инструментах. Ирина Шульгина была первой алтайской певицей. Прекрасный голос актрисы отмечали все, кто слышал пение Ирины Алексеевны. За красивый, свободно льющийся голос Шульгину называли алтайской Барсовой. Ее пение особенно любил слушать старый кайчи Николай Улагашевич Улагашев. Актеры театра были частыми гостями известного сказителя. Они рассказывали о своих гастролях, показывали отрывки из спектаклей, особенно нравились старому кайчи сцена из спектакля «Чейнеш».  Затем сам частенько кайларил. А после исполнения своего кая старый сказитель, взяв Ирину Алексеевну за руку, просил: «Спой, доченька». И Ирина Алексеевна всегда пела. Пела песни из спектаклей, а также алтайские народные. Кайчи, затаив дыхание, слушал ее сильный гибкий голос, льющийся свободно и красиво.

Вслед за  «Чейнеш» был поставлен спектакль «Слуга двух господ» К.Гольдони. В мае 1940г. состоялась премьера спектакля, который получился ярким зрелищным с веселыми пантомимами и танцами, с остроумными забавными трюками, Он точно передавал стиль итальянской комедии. Щедрым народным юмором, удивительной теплотой были насыщены многие актерские работы. Незабываемыми для многих зрителей остались образы слуг Смеральдины и Труффальдино, которых сыграли Ирина Шульгина и Якши Быйхыев.  «Очаровательна, лукава Смеральдина Шульгиной» – отмечали критики игру актрисы.

Яркую эмоциональную игру, интересные сценические данные, прекрасный голос актрисы Шульгиной отмечали многие критики и любили зрители. И может быть специально для актрис театра, талантом которых был очарован, написал Павел Васильевич Кучияк пьесу «Три сестры». Ирина Алексеевна сыграла Кажагай – младшую сестру. Роль драматическая с красивыми песнями. Она осталась незабываемой для актрисы. По словам С.Н. Тарбанаковой – «помню, как Ирина Алексеевна вспоминая эту роль, напела мне песню Кажагай и я, сквозь годы вдруг воочию увидела младшую из трех сестер Кажагай, нежную трепетную и самоотверженную, которую неблагодарные сестры из зависти ослепили. Сколько  горя было в голосе актрисы, столько нежности».

Судьба ей подарила интересные встречи с Николаем Улагашевичем Улагашевым, творческую дружбу с Павлом Васильевичем Кучияком, композитором Алексеем Михайловичем Ильиным.

Вместе с Павлом Васильевичем не раз играла в спектаклях «Уч кыс» («Три девушки») П. Кучияка, Н. Улагашева «Темир-Сана», Ч. Енчинова «Чейнеш», «Оролор» П. Кучшка.

Война тяжелым бременем легла на плечи всего народа и особенно тяжело отразилась она на молодом коллективе! Большая часть мужчин-актеров ушли на фронт. Многие спектакли были сняты с репертуара, но театр жил. Ставили концертные программы, отрывки из спектаклей. Не было транспорта. Вместе со всеми актерами Ирина Алексеевна шла от села к селу пешком за телегой, на которой везли декорации и костюмы.  А вечером на концерте пела, так что зрители не отпускали ее долго-долго со сцены. Актеры старого театра любили свои спектакли и концертные программы, трепетно относились к своей работе, а зрители любили  свой театр и актеров.

«Иногда от голода и усталости мы еле передвигались, но как только выходили на сцену, все как рукой снимало» – рассказывала Ирина Алексеевна. – Встречи затягивались задолго за полночь.  Душой этих встреч был Павел Васильевич. Он пел, рассказывал, играл на комусе. Он мог шуткой, острым словцом поднять настроение, заставить человека задуматься над своим поступком, мог в трудную минуту без лишних слов помочь любому из нас. Без него театр осиротел».

 Свыше двадцати ролей сыграла Ирина Алексеевна за 14 лет существования театра.  Она была первой певицей национального театра долгие годы. Для нее писали свои песни и А.М. Ильин, и А.Новиков, и сын-композитор Борис Шульгин. Одной из самых любимых ролей долгое время оставалась Чейнеш. В годы войны театр поставил спектакль  «Темир –Санаа» Ч.Енчинова по одноименному героическому эпосу. В нем Ирина Алексеевна сыграла отважную и верную Торко-Чачак, сестру героя Темир-Санаа. Вместе с братом она сражается  против ханского произвола, помогая ему в трудные моменты.

Художественный руководитель тетра И.С. Забродин обращался постоянно к русской классике. В спектакле «Васса Железнова» М.Горького. И.А.Шульгина интересно и запоминающе сыграла Анну, наперсницу и помощницу Вассы, ее «бледную тень». Затем спустя годы в народном театре была подготовлена и сыграна и главная роль Вассы; очаровательница Лебедкина в «Поздняя любовь» А.Островская, и  простая девушка Зоя в «Евдокии Ивановне» И.Чекина, строгая Леушева в «Испытании чувств» А.Успенского, умная и веселая Мартина в «Лекаре по неволе» Ж.Б.Мольера, добрая и заботливая тетя Саша в спектакле «Так и будет» К.Симонова, также хлопотливая зоотехник Эртечи в « Ай-Тане» Ч.Енчинова и другие. Особо выделялась в репертуаре актрисы роль Дуньки в спектакле «Любовь Яровая» К.Тренева. Ее героиня Дунька наглая, самоуверенная, и в то же время малограмотная и смешная, желающая успеть везде и отхватить себе побольше добра, надолго запомнилась зрителем с ее коронной  фразой: «Пустите Дуньку в Европу!». В 1947 г. в дни празднования юбилея театра она была награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

В 1950 году театр был закрыт, актеров направили на работу в другие театры. Многие актеры поехали работать по направлению, но Ирина Алексеевна не смогла уехать из Горно-Алтайска, несмотря на многочисленные уговоры, осталась работать сначала в небольшой бригаде,  затем в Доме Культуры, руководила художественной самодеятельностью. Долгое время Ирина Алексеевна не оставляла свою концертную и артистическую деятельность. С небольшой группой артистов она колесила по всем районам области, выступая в концертных программах, и везде зрители ее встречали с любовью. Выйдя на пенсию, она продолжала выступать в концертах, играла в спектаклях народного театра. И всегда выступая на любом концерте и спектакле, она поражала зрителей своей самоотдачей и артистизмом. Она не могла играть и петь вполголоса или в полсилы, всегда искренность и сила чувств, глубина переживания. Эта способность всей душой отдаваться любимому делу определила ее жизнь.

Ирина Алексеевна Шульгина была необычайно привлекательным человеком в жизни, несмотря на свои годы: мягкая, простая в общении с людьми, с постоянной улыбкой на лице, с огромным запасом юмора. Ее отношение к младшим коллегам было необычайно бережным. Она всегда старалась помочь, подбодрить, найти хорошее в выступлениях своих младших товарищей, подсказать.

В 1978 г. Горно-Алтайский национальный драматический театр открывался спектаклем «Золотая заря» поставленным М.Г.Назаровой. Драматургическую основу составили два произведения П.В.Кучияка: поэма «Зажглась золотая заря» и драма «Чейнеш». Зная, как трепетно относились к спектаклю «Чейнеш» П.В.Кучияка старые актеры, руководство управления культуры пригласило часть из них на обсуждение спектакля, старые актеры во главе с Ириной Алексеевной поддержали его, и спектакль был принят.

В памяти театральной истории она осталась актрисой и первой алтайской певицей, несущей свое искусство народу. Актрисой, которая будет интересна всегда.

 

С.Н.Табанакова

кандидат искусствоведения